Ярлыки

арабская парфюмерия (45) бюджетная парфюмерия (24) винтаж (63) виш-лист (2) вопрос (1) вымышленные парфюмы (1) выставка (1) горький (29) Дзинтарс (4) запах книг (4) книги (2) кожа (61) косметика (1) кофе (29) Ладаника (8) личное фото (48) лучшие (4) любимые духи знаменитых людей (10) мед (49) мои публикации (12) натуральная парфюмерия (29) Новая Заря (11) обсуждение (1) Павел Ромазанов (1) парфюмерные хитрости (2) парфюмы из кино и сериалов (8) размышления и цитаты (9) рождественское настроение (26) российская авторская парфюмерия (27) свадьба (9) свежая зелень (15) Северное Сияние (3) сирень (16) снег (13) советская парфюмерия (13) трюфель (1) шоколад (50) языческие праздники (3) Abdul Samad Al Qurashi (6) Acqua di Parma (2) Aedes de Venustas (1) Ajmal (9) Al Battash (3) Al Haramain Perfumes (2) Al-Jazeera Perfumes (3) Alexander McQueen (1) Amouage (38) Angela Ciampagna (11) Ann Gerard (1) Anna Zworykina Perfumes (16) Anne Pliska (1) Annick Goutal (3) Antonio Visconti (14) Arabian Oud (13) Art Deco Perfumes (1) Atelier des Ors (2) Atkinsons (1) Au Pays de la Fleur d’Oranger (1) Aus Liebe zum Duft (1) Badgley Mischka (3) Balenciaga (2) BeauFort London (1) Boadicea the Victorious (4) Bourjois (1) Brecourt (1) Brocard (25) By Kilian (4) Byredo (2) Cacharel (3) Cale Fragranze d’Autore (3) Carner Barcelona (1) Caron (18) Cartier (2) Carven (2) Catherine Deneuve (1) CB I Hate Perfume (3) Cesare Paciotti (1) Chanel (12) Chopard (3) Clive Christian (1) Comme des Garcons (5) Comptoir Sud Pacifique (4) Coty (7) Crabtree & Evelyn (1) Creed (3) D'Orsay (1) Dana (3) David Jourquin (1) Demeter Fragrance (2) Dior (12) Diptyque (2) Dr. Gritti (8) Dzintars (3) Elizabeth Taylor (1) Ermenegildo Zegna (1) Estée Lauder (8) Etat Libre d`Orange (4) Etienne Aigner (1) Etro (4) Evody Parfums (3) Evyan (1) Faberge (1) Faina Glazyrina (1) Fendi (1) Floris (3) Francesca dell`Oro (11) Frapin (10) Frau Tonis Parfum (1) Frederic Malle (10) Fueguia 1833 (14) Galimard (2) Germaine Monteil (1) Giulietta Capuleti (4) Givenchy (10) Gres (1) Guerlain (42) Gustave Eiffel (6) Guy Laroche (1) Hermes (9) Herve Gambs Paris (2) Highland Lilac of Rochester (1) Hilde Soliani (2) Histoires de Parfums (1) Houbigant (5) Huitieme Art Parfums (3) Il Profvmo (1) Ineke (1) J.F. Schwarzlose Berlin (1) Jacomo (1) Jacques Bogart (1) Jacques Zolty (1) Jar Parfums (1) Jean Desprez (1) Jean Patou (3) Jo Malone (2) Jovoy Paris (4) Judith Leiber (1) Juliette Has A Gun (1) Keiko Mecheri (3) Khalis Perfumes (1) Kiehl`s (1) Kinski (1) Knize Ten (1) L`Artisan (8) L`Atelier Boheme (3) L`Erbolario (1) L`Occitane en Provence (5) La Maison de la Vanille (2) Laboratorio Olfattivo (4) Lalique (1) Lancome (6) Lanvin (3) Lattafa Perfumes (1) Laura Ashley (3) Laura Biagiotti (1) Le Galion (2) Le Labo (3) Lecmo (1) Les Liquides Imaginaires (2) Les Parfums de Rosine (1) LM Parfums (4) Lolita Lempicka (1) Loree Rodkin (2) Lorenzo Villoresi (2) Lostmarch (5) Lubin (1) Lush (4) M. Micallef (9) Mad et Len (3) Maison de Parfum Berry (1) Maison Incens (1) Maitre Parfumeur et Gantier (2) Majda Bekkali Sculptures Olfactives (4) Marbert (3) Marc de la Morandiere (1) Maria Candida Gentile (2) Masque Milano (4) MDCI Parfums (1) Memo (11) Mendittorosa (9) Mimmina (3) Molinard (2) Mona di Orio (12) Montale (22) Muelhens (1) My Perfumes (1) Naomi Goodsir (4) Nasomatto (1) Neela Vermeire Creations (3) Niki de Saint Phalle (1) Nimere Parfums (33) Nina Ricci (2) Nobile 1942 (1) O`Driu (1) Olfactive Studio (3) Ormonde Jayne (2) Paco Rabanne (2) Panouge (1) Pantheon Roma (2) Parfum d`Empire (17) Parfumerie Generale (18) Parfums de Nicolaï (1) Parfums Dusita (1) Parfums et Senteurs du Pays Basque (6) Parfums Sophiste (1) Partisan Parfums (1) Peccato Originale (5) Penhaligon`s (9) Perlier (1) Phaedon (2) Pierre Balmain (1) Pierre Guillaume Croisiere Collection (2) Pineider (3) Profumum Roma (15) Providence Perfume Co. (2) Puredistance (3) Queen B Perfumes (1) Ralph Lauren (1) Ramon Molvizar (7) Rania J. (3) Raphael (1) Rasasi (1) Reflexion (6) Reichenbach (1) Reminiscence (1) Robert Piguet (5) Rochas (2) Roger & Gallet (1) Roja Dove (1) Rose & Co Manchester (1) Salvador Dali (1) Santa Maria Novella (2) Sarahs - My Perfumes (1) Sebastiane (1) Section d`Or (6) Serge Lutens (51) Sevigne (1) SoOud (3) Strange Invisible Perfumes (11) Swarovski (1) Swiss Arabian (1) Syed Junaid Alam (1) Talismans Collezione Preziosa (4) Tauer Perfumes (8) Teo Cabanel (2) The Crown Perfumery Co (1) The Fragrance Kitchen (1) The Vagabond Prince (1) Thierry Mugler (10) Tiziana Terenzi (4) Tocca (1) Tokyo Milk Parfumarie Curiosite (2) Tom Ford (13) UER MI (4) Van Cleef & Arpels (6) Vero Profumo (3) Viktoria Minya (1) Wallpaper* STEIDL (1) Xerjoff (3) Yosh (1) Ys-Uzac (1) Yves de Sistelle (1) Yves Rocher (1) Yves Saint Laurent (6)

воскресенье, 1 ноября 2015 г.

«Russian Tea» Masque Milano: чай, дым и ранняя весна


Черный чай. Очень крепкий. С дымком. Самовар топили шишками.
Я только один раз в жизни пила чай из самовара, который топили шишками, и этот аромат не забуду никогда. И я его узнала, однозначно узнала в аромате «Russian Tea» Masque Milano.
Копченый лапсанг сушонг мне очень нравится, но это другой дым: в лапсанг сушонг – именно копченость.
А чай с дымком из самовара – пока не попробуешь, не поймешь, насколько это особенный напиток…
В чай добавлена свежая мята (причем именно аромат мяты, а не ментола, что радует) и лист малины.
Ягод малины не чувствую совершенно, а вот лист малины – так же сильно, как чай и мяту.
Подтоном идет запах грубой черной кожи, который я обожаю, и запах табака, но не душистого трубочного, а папирос. Плюс лабданум. Плюс бессмертник. Никаких цветов я в «Russian Tea» не чувствую. Ни капли сладости. Самое сладкое в нем – бессмертник, но очень сухой, почти на сладкий, почти не пряный, однако все же присутствует. И еще – сосновые иголки. Я их точно чувствую, или нечто, напоминающее по запаху сосновые иголки.
Еще этот парфюм очень пронзительно пахнет мартом. Таянием снегов. Капелью. Влажной землей. Когда отхлынут первые сильные ноты чая, мяты и малинового листа, когда они успокаиваются и позволяют ощутить что-то еще, то за ними, за кожей, за дымом, за сигареткой – я чувствую запах ранней весны.




Я обожаю «Tango» Masque Milano и надеюсь, что когда-нибудь, когда в моей жизни все повернется к лучшему, я куплю себе целый флакон этого душистого рома…
«Russian Tea» мне столько не надо. Он прекрасен, я очень хотела, чтобы у меня было его хоть немного… Но хоть немного, думаю, хватит мне надолго, если атомайзер не выпарится.


Хотя у создателей парфюма ассоциация была с чайной в Петербурге, возле книжного магазина, напротив Казанского собора, у меня ассоциация совсем не петербуржская, и чай не в уютной чайной подают. В аромате есть что-то тревожное, в нем ощущается холодный сквозняк, от которого не укрыться, ожидание перемен, от которых тоже не укрыться…
Это «русский чай» — в том смысле, который иностранцы вкладывают, когда подают очень крепкий чай в стаканах с подстаканниками. Такого крепкого чая у них там не пьют (как я была разочарована, когда мне в подарок привезли банку лучшего английского чая – не помню уже фирму, но я такой хотела попробовать – ох, и  жиденьким же он мне показался!). Ну, и стакан с подстаканником – нечто очень русское.

Старое поместье. Ранняя весна. Чай из самовара. Подстаканники из серебра с эмалью. Засохшие пряники, еще с ярмарки, которая перед постом была.
Газет давно не привозили, писем тоже. Все застольные разговоры – словно через силу, и все об одном: в Петрограде, мол, неспокойно, а сюда новости добираются уж слишком неспешно. Не хочется их слушать, хочется забрать свой чай и уйти с ним куда-нибудь. Можно забиться в кресло и перечитать книгу, но что-то мешает сосредоточиться и погрузиться в чтение, какая-то смутная тревога.
Накинув шубку, выхожу на крыльцо. Остро и холодно пахнет весной. Вороны кричат. Ставлю кружку с чаем на перила. Закуриваю. Разве я курю? Ну да, курю, папиросы в длинном мундштуке, я же современная женщина и вообще писательница, а богемные дамы курят, это модно, к тому же здорово успокаивает. Курю, пью чай, вдыхаю весну, пока не замерзну вконец. Так, что начинает клонить в сон. И хочется закутаться с головой, и проснуться в каком-то другом времени. Когда все будет лучше и спокойнее.

Поезд. Ранняя весна. В полях еще лежит снег. Вечереет. В приоткрытое окошко течет струйка холодного воздуха с привкусом талой воды и леса, и дыма от паровоза. Скоро окошко закроют, и так холодновато в купе.
На столе – стаканы с горячим чаем. На подстаканниках – пятиконечные звезды, солдаты со штыками…
Один из соседей, — он из той породы, что и в купе умудряется обустроить временное уютное жилище, — в свой стакан добавил мяты и листьев малины, как дома. Выложил большой тульский пряник. Угощает. Но меня беспокоит другой сосед, военный в начищенных сапогах, в скрипучих ремнях, с револьвером системы наган в кобуре. На плечи наброшена шинель – от сквозняка. Он отгородился от всех газетой, но от него исходит ощущение самоуверенной силы и напряжения.
А заголовки в газетах такие, что видеть их не хочется. И тревога, тревога, словно где-то поет боевая труба, и выдвигается конница, но какая уж тут конница, ведь если будет война, то – танки… А война будет. И говорить никому в купе не хочется. Хочется залечь на свою полку, накрыться одеялом с головой, уснуть и проснуться в другом времени. Когда все будет лучше и спокойнее.

Ранняя весна. Снег в полях. Кричат вороны. Дорога раскисла. Сапоги промокли. Губы обветрены. Ездили с друзьями смотреть развалины монастыря. Их планируют совсем снести. Надо было посмотреть, пока еще не снесли.
Я жалела, что поехала, все это – холод, долгая ходьба, дискомфорт – не мои удовольствия. К тому же я равнодушна к архитектуре допетровской Руси. Но странным образом все пережитое и увиденное заполняет мою душу, всю эту жадную бездну юношеской души заполняет до краев, и хочется скорее перечитать Бунина, увидеть в его тексте созвучие вот этим запахам, звукам и чувствам.
Хочется огромную кружку крепкого чая. Мою любимую, с синей собачкой.
Нет, пожалуй, сегодня я выну из буфета стакан с серебряным подстаканником, с надписью «Bon appétit», и ложечку перегородчатой эмали, и чай у меня будет, как в старину…


Я еще толком не знала тогда, что подстаканники появились не так уж давно, только в конце 19-го века, и сначала были созданы для путешествующих железной дорогой, а в повседневный быт перешли из-за увлечения удобством в сочетании с некоей аскезой.
Чашка и блюдце – для расслабленного чаепития за столом.
Чай в подстаканнике – для того, что пьет чай и читает, или пишет, или… В общем, для того, кто пьет чай не в обстановке комфорта. Хотя в конечном итоге стаканы в подстаканниках вторглись и на семейные чаепития.
У Бунина в моей обожаемой «Натали»: ««Чудесный старик, чудесный дом», — думал я, входя за ним в столовую, в открытые окна которой глядела зелень утреннего сада и все летнее благополучие деревенской усадьбы. Служила старая нянька, маленькая и горбатая, улан пил из толстого стакана в серебряном подстаканнике крепкий чай со сливками, придерживая в стакане широким пальцем тонкое и длинное, витое стебло круглой золотой старинной ложечки, я ел ломоть за ломтем черный хлеб с маслом и все подливал себе из горячего серебряного кофейника…»
У Чехова в одной из немногих любимых вещей «Цветы запоздалые»: «Показался сияющий Никифор с большим подносом в руках. На подносе, в серебряных подстаканниках, стояли два стакана… Вокруг стаканов, соблюдая  строгую симметрию, стояли молочники с сырыми и топлеными сливками,  сахар с  щипчиками, кружки лимона с вилочкой и бисквиты».
Впрочем, это я отвлеклась.


«Russian Tea» — машина времени, бросающая из одной весны в другую, из одной тревоги в другую, и везде есть крепкий чай с мятой и малиновым листом, и везде есть дым, и везде есть запах кожи.
И когда вдыхаешь эту весну и тревогу: остро ощущаешь себя живой, и ярко вспоминаешь, как это – чувствовать себя молодой.
Я стараюсь не читать отзывы, когда пишу свой, но мне стало интересно, многие ли учуяли в этом парфюме малину и магнолию. Малину – многие, в том числе в виде варенья. Счастливчики. У меня только малиновый лист и ни единой ягодки. Магнолию же, похоже, никто, и ее присутствие в пирамиде многих удивило.
А я отметила, что и русские, и иностранцы писали, что первая ассоциация – чай, приготовленный на костре, в лесу, во время похода.
Увы. Я не пила чай в лесу во время похода. И вряд ли буду пить – надеюсь, не придется ночевать в лесу. Но вот вам еще одна ассоциация: не моя.
 
За это сочетание чая, дыма и кожи – с мартовской мокрой землей – «Russian Tea» можно все на свете простить. И тревогу. И мяту, которую я не люблю.
Вообще же он очень красивый и изысканный.
Стойкий. Держится близко к коже.
Конечно, я буду его носить.
В те дни, когда мне захочется ощутить, как это - быть молодой и легко переносить тревоги.

Использованы гравюра А.П. Остроумовой-Лебедевой "Горки" и картина Уильяма Тернера "Дождь, пар, скорость".

Комментариев нет:

Отправить комментарий